Отдельные гвардейские тяжёлые танковые полки (ОГвТТП), вооружённые танками ИС-2, принимали активное участие в боевых действиях 1944—1945 гг. В целом новый танк полностью оправдал ожидания командования как средство качественного усиления частей и подразделений, предназначенных для прорыва заблаговременно и хорошо укреплённых полос противника, а также штурмов городов.

Любые же попытки представить ИС-2 как «всесокрушающий и непробиваемый» танк или, наоборот, «не имеющую особой ценности стальную коробку» на основании отдельных боевых эпизодов являются ничем иным, как необоснованной экстраполяцией без учёта конкретных условий боя, выучки экипажей и действий командования обеих сражающихся сторон. Тем не менее, следует признать, что такого рода утверждения достаточно широко распространены в популярной литературе. В качестве примеров совершенно различных результатов боевого применения танков ИС-2 можно привести следующие боевые эпизоды с их участием:

  • В Висло-Одерской операции 80-й ОГвТТП с 14 по 31 января 1945 года уничтожил 19 танков и САУ врага, 41 артиллерийское орудие, 15 пулемётных гнёзд, 10 миномётов и 12 блиндажей. Из 23 участвовавших в боях машин ни одна не была безвозвратно потеряна.
  • 81-й ОГвТТП в 3.30 16 февраля 1945 года в составе 16 танков атаковал Кукенен. Командир 144-й стрелковой дивизии, которой был придан полк, посчитал, что ИС-2 способны сделать всё сами. Вышедшие в атаку ИС-2 были встречены фланговым огнём немцев, которые сожгли два ИС-2 и ещё два подбили. 4-я танковая рота прикрыла выход трёх ИС-2 второй танковой роты на окраину населённого пункта Немреттен, но без отрезанной пехоты развить успех не удалось. Два ИС-2 в этой фазе боя были подбиты. В течение трёх часов танкисты вели бой с пехотой, танками и противотанковыми орудиями противника, потеряв ещё девять ИС-2 подбитыми. Попытки увлечь свою пехоту успеха не имели. В результате 16 февраля Кукенен так и не был взят, а полк был выведен из боя для восстановления и обслуживания матчасти. Из 15 числившихся ИС-2 по состоянию на 17 февраля 1945 года боеспособными были семь, два нуждались в среднем ремонте, три остались не эвакуированными с поля боя и три подлежали списанию (то есть их можно занести в безвозвратные потери). По всей видимости, немецкая сторона в этом бою не понесла серьёзного урона, так как в успехах полка за 15—27 февраля 1945 года значатся уничтоженные 4 танка, 4 бронетранспортёра, 17 орудий и одно захваченное штурмовое орудие. По документам, эти успехи были достигнуты во время боя 15 февраля и 19—27 февраля, когда полк оправился от причинённых 16 февраля потерь под Кукененом.

Огромную роль в быстром восстановлении боеспособности советских танковых частей сыграла высокая живучесть и ремонтопригодность ИСов и созданных на их базе САУ. Нередкими были случаи, когда полк, накануне потерявший большую часть своих машин, уже через день-два был снова готов к бою. Так, в 88-м ОГвТТП к 25 января имелось лишь два исправных танка, другие были либо подбиты, либо вышли из строя по техническим и иным причинам (в том числе два утонули в реке). Однако уже к 1 февраля в строй вернулись 15 восстановленных и боеспособных машин.

88-й и 89-й ОГвТТ полки первыми штурмовали при свете прожекторов немецкие позиции с Кюстринского плацдарма в первый день Берлинской операции.

Штурмы городов[править | править код]

Вместе с САУ на его базе ИС-2 активно использовался для штурмовых действий укреплённых городов, таких как Будапешт, Бреслау, Берлин. Тактика действий в таких условиях предусматривала действия ОГвТТП штурмовыми группами из 1—2 танков в сопровождении пехотного отделения из нескольких автоматчиков, снайпера или меткого стрелка из винтовки и иногда ранцевого огнемётчика. В случае слабого сопротивления танки с посаженными на них штурмовыми группами на полном ходу прорывались вдоль улиц к скверам, площадям, паркам, где можно было занять круговую оборону. При наличии сильного огня бойцы штурмовых групп спешивались, а танки вели продольно-перекрёстный огонь вдоль улиц, прикрывая продвижение пехоты вперёд. Основной задачей бойцов штурмовых групп было уничтожение вражеских гранатомётчиков («фаустников») и расчётов буксируемых противотанковых пушек, тогда как ИС-2 со своей мощью огня уничтожали пулемётные гнёзда, вели стрельбу по выявленным позициям снайперов, разрушали бронеколпаки и ДОТы. В случае контратак танков или штурмовых орудий ИС-2 переносили на них тяжесть своего огня, защищая тем самым свою пехоту. В случае обнаружения баррикад, рвов, завалов ИС-2 разрушали их своим огнём, либо обеспечивали огневое прикрытие подразделениям инженеров, которые ликвидировали препятствие. Особо важное внимание наставления для танкистов и самоходчиков уделяли манёвру даже в стеснённых условиях городского боя, действий по принципу «выехал из укрытия, выстрелил, ушёл в укрытие».

В этих боях ИС-2 несли значительные потери, причём популярное мнение приписывает их исключительной эффективности немецких ручных противотанковых гранатомётов «Панцерфауст» и «Панцершрек». Однако статистика потерянных советских танков в Берлинской операции свидетельствует не в пользу этой в версии. Более 85 % выведенных из строя танков приходится на ствольную танковую и противотанковую немецкую артиллерию, а имевшиеся случаи массового поражения ИС-2 кумулятивными гранатами объясняются в основном грубыми нарушениями тактики городского боя командирами РККА, когда танки бросались вперёд без надлежащего прикрытия со стороны своей пехоты. К сожалению для советской стороны, во многих случаях попытки взять город с налёта без использования тактики штурмовых групп приводили к более чем серьёзным потерям.

О накале боёв свидетельствует тот факт, что экипажи ИС-2 в городских боях (например, штурме Берлина) расходовали в день два — три боекомплекта, иной раз каким-то образом находя в танке место для дополнительных снарядов (до 42) вместо 28 штатных. В качестве иллюстрации можно привести эпизод с участием ИС-2 34-го ОГвТТП 27 апреля 1945 года. Штурмовая группа в составе ИС-2 и восьми стрелков прорвалась к кирхе на Курфюрстенштрассе, но натолкнулась на сильный опорный пункт, удерживаемый солдатами войск СС, численностью свыше сотни. Танк подорвался на мине, в нём погибли заряжающий и наводчик, затем немцы отрезали своим огнём пехотинцев от ИС-2, создав благоприятные условия для «фаустников». Попаданием кумулятивной гранаты убило командира, в живых остался только механик-водитель сержант Герман Шашков. Вторым попаданием из фаустпатрона ИС-2 был подожжён в моторном отделении, но сержант сумел развернуть танк так, чтобы обрушить близстоящую стену и сбить пламя её обломками. Затем он среди тел погибших товарищей встал за орудие и пулемёты и вёл огонь до полного исчерпания боекомплекта, после этого, открыв люк, продолжал отбиваться гранатами. Согласно монографии «Танки ИС в боях», после того, как к танку подошли советские солдаты, окровавленного Шашкова нашли лежащим на днище с ножом в руках. В своих мемуарах В. И. Чуйков добавляет, что отважный танкист отверг предложения противника сдаться и умер вскоре после подхода своих, а вокруг повреждённого ИС-2 валялось более трёх десятков убитых эсэсовцев.

Танки ИС-2 обеспечивали огневую поддержку штурма Рейхстага:

30 апреля бои вплотную приблизились к стенам Рейхстага. С утра 88-й тяжелый танковый полк, переправившись через Шпрее по мосту Мольтке, занял огневые позиции на набережной Кронпринценуфер. В 11.30 части 79-го стрелкового корпуса перешли в наступление и преодолели ров на Кенигсплатц перед Рейхстагом. В 13.00 танки полка, участвуя в общей артиллерийской подготовке предшествовавшей штурму, открыли огонь прямой наводкой по рейхстагу. В 18.30 полк своим огнем поддержал и второй штурм рейхстага, и только с началом боя внутри здания танки прекратили его обстрел.

И. Желтов и др. Танки ИС в боях.

Столкновения с "Тиграми"[править | править код]

Вопрос о боевых эпизодах с участием ИС-2 и немецких тяжёлых танков «Тигр I» или «Тигр II» является одним из наиболее горячо обсуждаемых на форумах военной или компьютерно-игровой направленности. Накал спорящих постоянно поддерживают ссылки на документы тех или иных подразделений РККА или вермахта, а также мемуары видных военачальников и танкистов той эпохи. В них, как правило, фигурируют десятки и сотни уничтоженных или подбитых ИС-2 и «Тигров». Однако при этом следует учитывать то обстоятельство, что и с той, и с другой стороны имели место многочисленные приписки и ошибки в определении типа вражеской техники; более того, зачастую не сходятся место, время и подразделения, участвовавшие в бою. Поэтому наиболее достоверными источниками являются не реляции о числе подбитой и уничтоженной вражеской техники, а отчёты об имеющейся материальной части и донесения трофейных команд. Также следует отметить, что зачастую списание уничтоженной техники официально происходит позже, чем бой, в котором она была потеряна, а отправленные в ремонт подбитые танки могут не считаться за безвозвратные потери и это вносит дополнительные сложности в точный учёт исхода того или иного боя. По результатам своего анализа документов, известные историки М. Барятинский и М. Свирин утверждают о довольно немногочисленных эпизодах с одновременным участием «Тигров» и ИС-2. Это не является удивительным, поскольку эти машины являлись тяжёлыми танками прорыва, не предназначенными в общем случае для боя друг с другом. Наиболее известными эпизодами с доказанным участием этих танков являются бои 71-го ОГвТТП с «Тиграми II» 501-го тяжёлого танкового батальона под Оглендувом и столкновение под Лисувом. В обоих случаях обе стороны понесли тяжёлые потери, например, под Оглендувом погиб командир 71-го ОГвТТП гвардии подполковник Юдин, а его полк потерял сгоревшими 3 ИС-2 и ещё 7 подбитыми (из которых 4 были отремонтированы собственными силами полка). В бою под Лисувом погиб командир 424-го тяжело-танкового батальона майор Сэмиш, а сам батальон потерял почти всю матчасть, с советской стороны также погиб командир 61-й танковой бригады Н. Г. Жуков. Также стоит отметить, что широкоизвестный недостаток ИС-2 — малая скорострельность — в реальной обстановке боя оказался не столь уж влияющим на его исход: лейтенанты Клименков, Беляков и Удалов подбили и уничтожили несколько «Тигров II», причём для вывода из строя последних потребовалось несколько попаданий.

Из воспоминаний Фадина Александра Михайловича (Артем Драбкин - "Я дрался на Т-34"):

Стояли мы в капонирах, вырытых на склоне виноградника. В километре пред нами располагался монастырь. Вдруг из-за каменной стены ограды выползает «Тигр». Остановился. За ним еще один, потом еще. Выползло их десять штук. Ну, думаем, — хана, достанут они нас. У страха-то глаза всегда велики. Откуда ни возьмись, идут два наших ИС-2. Я их в первый раз увидел. Поравнялись с нами, встали. Два «Тигра» отделяются и выходят чуть вперед, вроде как дуэль. Наши упредили их с выстрелом и снесли обоим башни. Остальные — раз, раз и за стену.

Причины потерь[править | править код]

Достаточно информативен отчёт по боевым действиям 72-го ОГвТТП с 20 апреля по 10 мая 1944 года, в котором детально указываются причины безвозвратных потерь ИС-2 в боях:

Танк № 40247 20 апреля в районе Герасимув попал под артиллерийский обстрел САУ «Фердинанд» с дистанции 1500—1200 м. Экипаж смог ответить одним выстрелом, так как отказал спусковой механизм пушки. Уходя из под огня САУ, ИС-2 получил 5 попаданий в лобовую часть корпуса, не причинивших ему вреда. В это время другая САУ «Фердинанд» незаметно приблизилась с фланга на расстояние 600—700 м и бронебойным снарядом пробила правый борт танка в районе двигателя. Экипаж покинул остановившуюся машину, которая вскоре загорелась.

Танк № 40255 с расстояния 1000—1100 м получил прямое попадание 88-мм снаряда танка «Тигр» в нижний передний наклонный броневой лист, в результате чего был пробит левый топливный бак, механик-водитель ранен осколками брони, а остальные члены экипажа получили лёгкие ожоги. Танк сгорел.

Танк № 4032, после того как выдержал с дистанции 1500—1000 м три попадания из танка «Тигр» в корпус спереди, был уничтожен огнём другого «Тигра» с расстояния 500—400 м. 88-мм бронебойный снаряд пробил с правой стороны нижний лобовой лист, произошло воспламенение пороха гильзы, а затем и топлива. Танкисты, покинув машину, вынесли раненого механика-водителя в тыл.

Танк № 40260 сгорел от попадания с фланга в левый борт 88-мм снаряда танка «Тигр» с дистанции 500 м. Снаряд разрушил двигатель, танк загорелся, командир танка и наводчик получили ранения.

Танк № 40244 получил прямое попадание бронебойным снарядом из танка «Тигр» с дистанции 800—1000 м в правый борт корпуса. Механик-водитель был убит, а в танке загорелось дизельное топливо, вылившееся из разрушенного правого топливного бака. Танк был эвакуирован и затем взорван сапёрами.

Танк № 40263 сгорел от попадания двух снарядов в борт.

Танк № 40273… получил два прямых попадания: первое — в башню, сразу же за ним второе — в бортовой лист в районе моторного отделения. Боевой расчёт в башне погиб, а механик-водитель был ранен. Танк оставлен на территории противника.

Танк № 40254 был подбит огнём САУ «Фердинанд», находившейся в засаде. Первый снаряд подбашенной коробки не пробил, а вот вторым снарядом был пробит борт корпуса и выведен из строя двигатель. Экипаж эвакуировали, а машина сгорела.

И. Желтов и др. Танки ИС. Боевое применение.

Таким образом, этот документ подтверждает, что пожаробезопасность ИС-2 ухудшалась отмеченным выше размещением топливных баков в обитаемых местах машины, но в относительный «плюс» можно засчитать худшую воспламеняемость дизельного топлива по сравнению с бензином. Также рапорты из фронтовых частей свидетельствуют, что горящие ИС-2 успешно тушились своими же собственными экипажами при помощи штатного тетрахлорного огнетушителя. При этом надо отметить, что тушение необходимо было выполнять в противогазах — попадая на раскалённые поверхности тетрахлорид углерода частично окислялся до фосгена, который является сильнодействующим ядовитым веществом удушающего действия. Уже в то время на танках других стран начали применяться более безопасные углекислотные огнетушители. Взрывобезопасность ИС-2 была столь же плоха, как и у всех прочих танков того времени (за редкими исключениями) — боекомплект располагался в боевом отделении и его взрыв гарантированно уничтожал весь танк со всем экипажем.

ИС-2 в польских и чехословацих частях[править | править код]

Армия Войска Польского получила 71 ИС-2 для формирования двух полков тяжёлых танков, которые приняли активное участие в боях в Померании и в Берлинской операции. После войны у поляков осталось 26 танков.

Чехословацкие части получили несколько ИС-2 весной 1945 года.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.